Вы находитесь здесь: Главная > Россия > член казачьей фракции

член казачьей фракции

Съезд открылся в городе, где за два дня до этого была свергнута Советская власть. И торжествующая казачья «автономия» уже не стеснялась предстать в своем истинном политическом обличии. Нельзя не привести здесь краткой, но весьма живописной выдержки из речи правого эсера Мерхалева, опубликованной в газетном отчете о заседании съезда:

«Мерхалев: Товарищи! (Тут вам нет товарищей! — кричат со скамей. — Вы со своими товарищами погубили Россию!)

— Товарищи и граждане! (Опять товарищи!..)

— Граждане, я хочу сказать..».

А вот как член казачьей фракции Терского областного Народного Совета и комиссар по казачьим делам К. С. Лотиев «удерживал горячие головы» на съезде: «Власть должна быть создана здесь же, на съезде. Мы должны избрать здесь свой совет казачье-крестьянских депутатов. Мы вынуждены будем объявить автономию терского казачества и довести об этом до сведения центральной власти. Дальше играть в прятки было бы недостойно. Пусть нас за это называют контрреволюционерами, мы знаем, что мы казаки и больше ничего. Мы должны создать власть сильную, ни перед чем не останавливающуюся для осуществления наших насущных потребностей».

Георгий Бичерахов же в своем докладе договаривает до конца, какие цели ставит перед собою казачья контрреволюция: «Выход из создавшегося положения один — истинное народное представительство на местах и как завершение этого обновления — идея Учредительного собрания».

И уже с полной обнаженностью раскрыл сущность казачьей автономии Валаев. Он возражал Фальчикову, который, поняв, очевидно, в какую кровавую и безнадежную авантюру вовлекают казачество, предлагал казачьим делегатам явиться на созываемый 15 июля IV областной народный съезд и решать все там — «парламентским путем, а не на поле брани». «Но что вы можете сделать на съезде, когда нас всего 168 человек против 600? — говорил Валаев. — Ведь все голоса иногородних и туземцев по-прежнему будут против нас. Не забывайте, граждане, что главный вопрос — это вопрос земельный, а земля есть только у нас. Казачество может отдать излишки, но поделиться поровну, отдать все — этого мы не можем. Мы должны добыть свое самоуправление, свою казачью автономию. Нам не дают жить так, как мы хотим, и не дают большевики».

Комментарии закрыты.