Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Документы

Документы

Документы не дают ответа на эти вопросы. Скорее всего, оказавшись в обстановке и атмосфере весьма своеобразной и в окружении людей в определенном смысле оригинальных, он некоторое время должен был наблюдать за всем со стороны. Постоянные смотры и маневры, строгая регламентация службы вряд ли давали возможность поддерживать связи вне гарнизона.

Но почему же обязательно вне гарнизона? Может быть, имеет смысл поискать эти связи в самой Гатчине? Современники, кажется, несколько сгустили краски, давая обобщенную характеристику окружению Павла Петровича. Среди его офицеров встречались, правда в виде исключения, люди иного образа мыслей и действия. Один из них — Андрей Семенович Кологривов, начальник гатчинской кавалерии, в состав которой входил и казачий эскадрон Евграфа Осиповича Грузинова. Этот представитель старинного дворянского рода, любимец наследника престола был дядей двух декабристов. А его сын Михаил снискал себе славу «ненавистника тиранов». Биограф младшего Кологривова ПА. Романовский считал даже, что вольнодумство юноши могло развиться прежде всего под влиянием отца.

Здесь никак нельзя пройти мимо авторитетного свидетельства девятнадцатилетнего корнета Александра Грибоедова, обычно скупого на лесть и щедрого на иронию. Вот что писал он в победном 1814 году об Андрее Семеновиче, к которому был определен в адъютанты:

«Ручаюсь, что в Европе немного начальников, которых столько любят, сколько здешние кавалеристы своего».

Будущего писателя поддержал хорошо осведомленный историк М.Н. Лонгинов, заставший еще многих младших современников генерала:

«Кологривов имел удивительную способность привязывать к себе подчиненных, особенно молодежь».

А несколько позднее академик А.Н. Веселовский даже утверждал, что «этот гуманный и образованный генерал был популярен среди молодых офицеров, дом его всегда был открыт для них».

Комментарии закрыты.