Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Как Маклаков

Как Маклаков

Как Маклаков, подобное утверждение было весьма рискованно, и я не замедлил сослаться на ст. 23 Гаагской конвенции 1907 г. о законах и обычаях сухопутной войны, где прямо говорится о неприкосновенности неприятельской частной собственности, в отличие от правил морской войны. Струве вступился за меня в весьма колкой для Маклакова форме, заявив, что я и в царское время, и при Временном правительстве был юрисконсультом дипломатического ведомства и, следовательно, мне международное право должно быть известно лучше, чем ему, адвокату-криминалисту.

Кривошеину я напомнил известное заседание Совета министров в самом начале войны, когда Сазонов, вопреки обычаю, взял с собой в Совет министров барона Нольде и когда речь шла о неприкосновенности частной собственности германских и австрийских подданных. Кривошеин, бывший тогда министром земледелия, тоже вспомнил это заседание, и, таким образом, Маклаков вынужден был со мной согласиться. Признаюсь, я впервые видел Маклакова в столь неприятном положении, да еще в связи с юридическим вопросом. Конечно, нельзя требовать от юриста-криминалиста глубоких знаний в области международного права, но нельзя в этом случае и выступать с таким апломбом, с каким выступил Маклаков.

В результате все сошлись на том, что центральное управление иностранных дел составит ноту на этот счет. Струве был очень доволен, что вопрос, который давно мучил врангелевское правительство, наконец решен. Я рассказал во время совещания, как Вильгельм II хотел в 1915 г. при занятии Царства Польского конфисковать имения русских подданных, как Сазонов на основании упомянутой ст. 23 Гаагской конвенции пригрозил репрессалиями — конфискацией на всем протяжении Российской империи германской частной собственности и как в конце концов Вильгельм II.

Комментарии закрыты.