Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Ключ

Ключ

Ключ к психологии этой последней надо искать в Аксельроде, Плеханове или в типичном представителе русской рабочей интеллигенции, и ты увидишь, как отношение к крестьянству эволюционировало под влиянием событий. А Дан, уверяю тебя, насколько в этом несамостоятельном политике можно установить личные тенденции, буржуазию не любит еще больше чем крестьянство, ибо ко всему прочему надо прибавить и те уколы, которые ему приходилось испытывать при общении с представителями буржуазии в период его политического увлечения коалицией.

Право же я не шучу, это также один из моментов его мизантропии. А «широкие массы пролетариата», как ты думаешь, он любит? Не случалось ли тебе слышать его прогнозы, что в будущей освобожденной России будет «большая, но паршивая партия — наподобие немецкой или английской»? Если к чему и лежит у него душа — то это к маленькому кружку из Юговых, Шварцев и Ежовых, где его талмудистские поучения могут цениться и комментироваться. А соц.-дем. движение в России, когда оно возродится, пройдет мимо него, даже не усмотрев этой потери…»

Однако окончательно разведет Церетели и Дана не отношение к теоретическим вопросам, а их различное понимание порядочности. 15 марта 1930 г. во время публичного доклада в Париже Дан заявил, что выступавшие до него на одном из митингов вместе Церетели и Керенский, «сходясь по вопросу об отношении к советскому режиму, окажутся по разные стороны баррикад на другой день после насильственной его ликвидации», так как Керенский защищает единство и неделимость России, а Церетели, требуя независимости Грузии, примыкает к лагерю сторонников распада России». Церетели не счел нужным прореагировать на этот выпад, ибо его позиция была всем хорошо известна по публикуемой в данном издании статье 1927 г.

Комментарии закрыты.