Вы находитесь здесь: Главная > Без рубрики > Ладно, мамаша

Ладно, мамаша

Ладно, мамаша, дай-ка мы лучше проверим!

Послышался грохот, очевидно, отодвигали шкаф.

— Ну, не сквозь землю же он провалился. Нужно еще поискать!

Теперь шаги подошли к двери квартиры Якоба.

— Посвети! Это что еще за дверь? О, да здесь же живет Синка. Он такими делами не занимается, — сказал чей-то осипший голос. — Пошли дальше…

Я отлично выспался и утром с трудом верил рассказу Якоба о ночном происшествии.

С каждым днем я узнавал все больше подробностей о восстании 1 декабря 1924 года. Отряд, которому было поручено захватить дворец Тоомпеа, быстро справился со своей задачей. Вторая группа восставших ворвалась в дом государственного старосты Карла Акеля. Он убежал в задние комнаты, запирая за собой по очереди все двери, а его адъютант в одном нижнем белье выпрыгнул в окно и удрал.

Около шести часов утра другой боевой отряд захватил военный аэродром на Ласнамяги. Часть солдат авиадивизиона вместе с начальником караула присоединилась к восставшим. Были захвачены Балтийский вокзал, железнодорожная станция Таллин-Вяйке, главный почтамт, центральный телеграф, почти все полицейские участки. Поначалу успешно развивалась атака и на автотанковый дивизион. Под командованием участника восстания, унтер-офицера 2-й танковой роты Лооренца, был захвачен гараж, но из-за предательства вывести танки на улицу не удалось.

Неудачи последовали в нескольких пунктах, захват которых имел определяющее значение. Сорвалась попытка захватить учебные заведения буржуазной армии в Тонди. Не удалось захватить военное министерство, главный штаб «кайтселийта» и казармы конного резерва полиции. Непростительную ошибку допустила партийная организация 10-го пехотного полка, своей пассивностью дав возможность разоружить солдат. Все это в конечном итоге решило судьбу восстания.

Восставшие отступили, ушли в глубокое подполье. Буржуазия начала охоту на них сразу же, как только немного оправилась от пережитого ужаса. Начались кровавая оргия, массовые аресты, бесконечные обыски. День и ночь работали полевые суды. Точнее, это были не суды, а сборища палачей, выносивших только смертные приговоры. Машина за машиной вывозили со двора таллинской комендатуры трупы казненных там людей.

Между бывшими участниками восстания и преследовавшими их полицейскими время,от времени завязывались жестокие схватки. 5 декабря буржуазные газеты сообщили, например, о таком.

Комментарии закрыты.