Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Михельсон

Михельсон

Михельсон тем временем в очередной раз напоминал C.Л. Лашкареву: «Пока не будет перемирия для сербов, до тех пор нельзя считать и здесь перемирия, ибо наш корпус там находится, которого не могу взять оттуда без перемирия. Сего честь оружия нашего… требует. А пока корпус там находится, натурально я должен буду иметь об нем попечение». Смертельно больной и доживавший последние дни главнокомандующий Дунайской армией в постскриптуме к письму от 4(16) августа 1807 г. дрожащей рукой сделал приписку: «Нужно сделать что-нибудь для сербов в облегчение мне, чтобы я без стыда нам мог вывести войска. Впрочем, поступите по лучшему усмотрению Вашему, и я бы рад был, чтобы лучше меня побранили, как оставаться без ответа, но я к сему уже привык. Благодарю, что избавили меня от пунктов, к миру принадлежащих, до коих нам дела нет, да и полномочия не имеем, тоже от того, что не касается до моей армии».

В донесении от 5(17) августа Михельсон сообщал царю, что турки, по его словам, согласны «на очищение крепостей по сю (левую. — В.Г.) сторону Дуная» и полагают 35 дней сроку на вывод своих и российских войск из Дунайских княжеств. Только для сербов они не соглашаются принять перемирия. «Руководствуясь честью оружия в.и.в-ва, — пишет Михельсон, — решился сообщить тайному советнику Лашкареву, чтобы настаивать о перемирии и для сербов, представив (турецким. -В.Г.) полномочным, что без перемирия мы не можем корпуса нашего взять оттуда, и что, впрочем, перемирие не будет мешать дальнейшим последствиям, кои будут зависеть от постановлений мира».

Чтобы снабдить Лашкарева дополнительными аргументами, которые могли бы повлиять на решение вопроса о включении сербов в перемирие, из штаба Дунайской армии в Слободзею 6(18) августа был срочно отправлен полковник Гринштейн с последними рапортами И.И. Исаева и письмами Михельсона.

Комментарии закрыты.