Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Монахи неоднократно

Монахи неоднократно

Монахи неоднократно «били челом» М. Т. Черкасскому, а после его казни в 1571 г. — писцам: в 1578 г. М. Н. Борисову, затем Луке Новосильцову. Кроме того, они обращались к боярам и дворецкому Ф. И. Хворостинину, стоявшему во главе приказа Большого дворца в 1576— 1584 гг. Вот как сами монахи рассказывают о своих злоключениях: «При прежнем царе и великом князе Иване Васильевиче всеа Русии о том починке бивали челом многижды. И бояре нам указу не учинили потому, что князь Михайло Темрюкович Черкасский тогды был человек великой и времянной, и управы было на него добиться не мочно. И мы о том починке и самому князю Михаилу бивали челом многижды и безотступно, чтоб нам тот починок велел отдати. И князь Михайло того починка нам не отдал. . .

А как после князя Михайла был писец Матвей Борисов с товарищи, и мы того починка на тех крестьянах искали. И Матвей то судное дело положил в Поместном приказе. И мы тогды государевым бояром многожды безотступно бивали челом, и бояре нам указ не учинили ж. А здесь в приказе Большого дворца бивали мы челом прежнему государеву дворецкому князю Федору Ивановичу Хворостинину. И князь Федор архимандрита не жаловал, был к нему не добр. И мы о том починке били челом писцом же Луке Новосильцеву безотступно. И Лука нам на тех крестьян суда не дал». Монастырские старцы в силу вполне понятных причин не могли обвинить в «нежаловании» и «недоброте» к ним самого Грозного, к сыну которого они теперь апеллировали.

Но ясно, что столь ярко выраженное пренебрежение к многократным жалобам монастыря со стороны бояр и приказных людей, чутко улавливающих любое изменение ситуации, имело один источник: неприязненное отношение к духовенству самого царя вплоть до последних дней его жизни. Характерна и такая деталь: во вступительной части приговорной грамоты собора 1580 г. сформулированы две задачи, послужившие поводом для созыва духовенства, — «церкви божие и священные места без мятежа будут, а воинский чин на брань противу врагов креста христова ополчатца крепце» И. И. Срезневский приводит ряд значений слова «мятеж» в древнерусских документах: волнение, смута, ссора, беспорядок, шум, смятение, возбуждение и т. п. Словом, хоть и в крайне завуалированной форме, правительство было вынуждено признать факт существования резких разногласий с духовенством и его довольно энергичное недовольство проводимой политикой.

Все это вынуждало крайне серьезно отнестись к подготовке и проведению собора 1580 г., который был задуман как своего рода «собор примирения», где было бы представлено все высшее духовенство России. Собор собирался в особо торжественной обстановке. В документах впервые зафиксирован столь представительный состав участников: митрополит, 11 архиепископов и епископов, около 40 настоятелей монастырей, 8 старцев крупнейших духовных корпораций (Троице-Сергиевской, Иосифо-Волоколамской, Кирилло-Белозерской, Боровско-Пафнутьевской). Ввиду дефектности списка приговорной грамоты установить более точно число архимандритов и игуменов, участвовавших в работе собора, не представляется возможным. Чтобы представить, сколь внушительным было данное собрание, достаточно сравнить его с предшествующими соборами, состав которых нам известен.

Комментарии закрыты.