Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Н. Морозовым

Н. Морозовым

М. Р. Попов (стр. 214) прав, когда говорит, что различие между будущими чернопередельцами и будущими народовольцами и в этом случае «сказывалось скорее… не в теоретических взглядах, а в практической программе деятельности». Рядовая масса революционной интеллигенции по-прежнему стойко держалась за свой народнический социализм, в нем искала морально-политической санкции в своей новой работе и упорно пыталась, хотя бы ценой явных логических противоречий, в рамки старых теорий втиснуть ломавшую эти рамки новую практику.

Как нельзя более характерно в этом отношении то, что Вера Фигнер (стр. 161) рассказывает о выступлении Желябова на Воронежском съезде при обсуждении вопроса об «аграрном терроре»: «На кого думает опираться революционная партия, — спрашивал он, — на народ или на либеральную буржуазию, которая сочувствует ниспровержению абсолютизма и водворению политической свободы? Если первое, то уместен и фабричный, и аграрный террор, говорил он. Если же мы хотим искать опоры среди промышленников, земцев и деятелей городского самоуправления, то подобная политика оттолкнет от нас этих естественных союзников… На вопрос Желябова последовал единодушный ответ, что мы будем опираться на народные массы и сообразно с этим строить свою программу теоретическую и практическую». И сообразно с этим, «деятельность в народе было решено продолжать, но включить в нее аграрный террор; наряду с этим постановлено продолжать и террористическую борьбу в городе, включая в нее цареубийство» (стр. 159).

С программой «Народной воли» повторилась поэтому та же история, какую проделала в свое время программа «Земли и воли». Первая (Липецкая) программа, написанная Н. Морозовым и формулировавшая политическую мысль нового направления в обнаженно-логичес-ком виде, оказалась для огромного большинства адептов этого направления неприемлемой психологически: в Воронеже, говорит В. Фигнер, она «не удовлетворила присутствующих, и Тихомирову было поручено написать другой проект», который, после тщательного обсуждения, и стал программой Исполнительного комитета партии «Народная воля». Эта окончательная программа, в полной аналогии со второй программой «Земли и воли», начиналась словами: «по основным своим убеждениям мы социалисты и народники» — словами, принятыми на этот раз не без больших сомнений и колебаний, но имевшими целью.

Комментарии закрыты.