Вы находитесь здесь: Главная > Россия > намерение с укором

намерение с укором

Быть может, намерение с укором противопоставить болезненности и испорченности римской цивилизации здоровую свежесть полуварварской естественной жизни имело некоторое влияние на великого историка при расположении красок на его картине старой Германии. Но придавать «Германии» только сомнительное достоинство натянутого памфлета, как это уже и делалось, значит совершенно упускать из виду дух высокой правдивости, одушевлявший Тацита.

Пластическая наглядность его показаний придает значительную долю вероятия тому предположению, что Тацит, родившийся в начале второй половины первого столетия нашей эры, составил описание старой Германии на основании собственных непосредственных наблюдений. Везде он выражается резко, точно, нисколько не умалчивает темных сторон своего предмета, и только там он становится неудовлетворительным и неточным, где его римско-греческие мифологические представления мешали ему понять слишком чуждые религиозные идеи германцев. Оставляя в стороне эти неточности, мы, при должном внимании к тем указаниям, которые исходят с других сторон, можем смело довериться его руководству при нашем странствии через древнегерманские леса.

Чтобы составить себе правильное понятие о положении человеческого общества в известное время, надо прежде всего определить, из скольких лиц состояло это общество. К сожалению, у нас нет материалов, чтобы даже приблизительно определить число жителей древней Германии.

В течение двух тысячелетий Германия испытала самые удивительные изменения относительно обработки почвы и ее способности кормить людей. Достоверно только одно, а именно, что на том же самом пространстве земли, которое теперь легко кормит миллион земледельцев и ремесленников, во времена далекой древности сотня тысяч охотников и воинов едва находила себе пропитание. Быть может выход гельветов, которые во времена Цезаря с женами и детьми оставили свою швейцарскую родину, дает нам возможность сделать заключение относительно общего народонаселения всей Германии. Цезарь сообщает нам, что всех гельветов, людей обоего пола и всякого возраста, было 368 ООО. Не дает ли это показание повода к предположению, что в населении всей тогдашней Германии находилось около полумиллиона мужчин и юношей, способных носить оружие? Сильный напор вооруженных масс, бросившихся спустя несколько столетий на Римскую империю, заставляет меня думать, что назначить меньшее число было бы неосновательно.

Комментарии закрыты.