Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Но истинными хозяевами

Но истинными хозяевами

Но истинными хозяевами Осташкова были Савины. Им принадлежали кожевенные и обувные фабрики, магазины. Они же стояли во главе городской управы. В аптеке они имели постоянный счет. По именам различать Савиных было почти невозможно. Вряд ли кто мог удержать их все в памяти. Савин Иван Иванович, Савин Иван Александрович, Савин Александр Иванович, Савин Иван Кузьмич, Савин Кузьма Иванович и так до бесконечности. Я, например, как ни старался, так и не смог всех запомнить. Но за каждым именем и отчеством стоял все же вполне определенный Савин, именитый гражданин города Осташкова, владелец может кожевенной, а может обувной фабрики, либо богатый купец. В отличие от меня, провизор Хансен очень хорошо знал их всех и пытался добиться того же от меня. Поскольку на имя Савиных поступало много рецептов, легко можно было ошибиться. Но выручали номера, имевшиеся на каждом рецепте.

Всех Савиных одновременно можно было лицезреть только раз в году — на пасху, когда они вместе с семьями, усевшись в большие сани, запряженные тройкой добрых коней, украшенных бубенцами и разноцветными лентами, несколько часов подряд раскатывали по самому длинному бульвару в городе, несколько раз проезжая мимо аптеки.

А простые люди пребывали в то же самое время в темноте и невежестве. Крестьян, сгибавшихся под тяжким бременем помещичьих поборов, можно было узнать издалека. Войдя в аптеку, они опускались на колени перед висевшей в углу иконой и, беспрестанно кланяясь и крестясь, произносили молитву. Иногда их, «воздающих славу господу», на полу аптеки собиралось около десятка. И только закончив молитву, они обращались со своими бедами и страданиями к нам.

Отцы церкви эксплуатировали крестьян ничуть не меньше, чем помещики. В одном только Осташкове насчитывалось несколько церквей и два монастыря: один — мужской, другой — девичий. А на другом берегу Селигера, вдали от города, стоял знаменитый монастырь Нилова Пустынь. Все эти богоугодные заведения и их обитатели всячески заботились о том, чтобы простой народ так и не вылезал из темноты и невежества. Тысячи паломников со всех концов России стекались в Нилову Пустынь, ища у тамошних святых помощи и защиты …

Когда я пишу об этом, перед моими глазами отчетливо всплывает типичная картинка из тогдашнего быта. Где-то недалеко от аптеки возник пожар. Бревенчатые стены двухэтажного дома трещали, охваченные ярким пламенем. Били церковные колокола; все больше народу собиралось к месту происшествия. Многие тащили ведрами воду и выплескивали ее в огонь. Но от этого мало толку. Я ждал, что вот сейчас примчатся пожарники в блестящих медных касках, вооруженные помпами и брандспой.

Комментарии закрыты.