Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Но во-первых

Но во-первых

Но во-первых, протест этот не выливался, да и не мог выливаться в ту эпоху в сознательные и организованные формы. Д. И. Завалишин, специально собиравший свидетельства участников восстания на Сенатской площади, приводит рассказ одного из них о том, что декабристы опасались массовых грабежей и насилий, люди из толпы, требовавшие оружия, прибавляли: «Мы вам весь Петербург в полчаса вверх дном перевернем».

Во-вторых, декабристы имели основания опасаться, что привлеченные к борьбе массы направят удар по ним самим, по дворянству вообще. После казни декабристов тайный полицейский агент доносил о таких «вредных выражениях», которые шли между дворовыми людьми и кантонистами: «Начали бар вешать и ссылать на каторгу, жаль, что не всех перевесили, да хоть бы одного кнутом отодрали и с нами поровняли; да долго ль, коротко ли, им не миновать этого». По поводу манифеста Николая I от 12 мая 1826 г. (где зачеркивались надежды на какие-либо реформы) говорилось, что «его господа принудили царя издать оный», и выражалась уверенность, что в конце концов «мы опять будем вольные; вить уже столько лет цари не дарят ни одной души господам, стало, все мы будем царские, и будет нам воля».

Все это подтверждает не только небезосновательность позиции декабристов, которые «не хотели опереться на народ», опасаясь «бунта бессмысленного и беспощадного», но и объективную неготовность самих трудящихся масс. Думается, революционные потенции собравшегося на площади городского люда нельзя переоценивать — это были совсем не толпы, кипевшие революционной страстью в Пале-Рояле 13—14 июля 1789 г. Собственно, это подтвердила и последующая историческая практика: вплоть до начала XX в., несмотря на постоянное глухое брожение и отдельные вспышки, народные массы не были втянуты в революционное движение. Это специально отмечал В. И. Ленин: «Тогда… историю творили горстки дворян и кучки буржуазных интеллигентов при сонных и спящих массах рабочих и крестьян. Тогда история могла ползти в силу этого только с ужасающей медленностью».

Комментарии закрыты.