Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Однажды со своего наблюдательного пункта

Однажды со своего наблюдательного пункта

И немного оправившись, он снова носился на боевом коне, всегда вовремя успевая туда, где был нужен в этот момент. Именно из-за полученных ран ему трудно было в пешем строю руководить боевыми действиями батальона.

Однажды со своего наблюдательного пункта я видел, как Ельников, пришпорив коня, ястребом ринулся на белогвардейского офицера, ехавшего верхом на лошади. Противник попытался спастись бегством, но расстояние между ними быстро уменьшалось. Блеснула вспышка выстрела, и белогвардеец свалился на землю. Однако в пылу погони комбат Ельников проскочил не только свою, но и белогвардейскую цепь. Заметив это, он как стрела помчался назад к своему батальону. Разъяренные белогвардейцы открыли бешеный огонь, но Ельников проскочил цепь белых и быстро приближался к своим. Но не доскакав всего несколько метров, конь и всадник вдруг рухнули на землю. Но прежде чем бойцы батальона подоспели на помощь. Ельников сам встал на ноги. А вот его конь уже больше не поднялся. Белогвардейская пуля прошила комбату бедро и все же Ельников снова скакал на новой лошади.

В тот же день командир полка получил тяжелое ранение и был отправлен в госпиталь. Исполнять его обязанности командование поручило Ельникову.

С полученным из штаба дивизии боевым приказом он приехал на мой наблюдательный пункт, слез с коня, лег рядом на траву, положил перед собой приказ, карту и только тогда заговорил.

— Слушай, дорогой! Вот смотри сюда! — и он постучал пальцем по карте. — Скажи мне, где здесь юг, запад, север и восток. На карте я таких названий не вижу, а именно о них говорится в приказе. Посмотри и сам приказ. Он таким языком написан, что любого нормального человека запутает.

Очень быстро я убедился, что отважный комбат Ельников вообще не разбирался в карте местности.

Разложив ее на вершине кургана у наблюдательного пункта, откуда вся округа была видна как на ладони, я быстро сравнил нанесенные на карту высотки, деревни и дороги с видимыми внизу. Я до тех пор объяснял все Ельникову, пока он окончательно не усвоил содержание полученного из штаба дивизии приказа. Затем Ельников неожиданно спросил меня:

— А ты слышал, что белые нас опять взяли в кольцо? Наверно, придется здорово попотеть, пока мы из него вырвемся.

— Такого не слышал, — ответил я, потому что точно знал расположение красных и белых частей в данный момент. Называя деревню за деревней и одновременно обводя ее карандашом на карте, я спрашивал Ельникова:

— В чьих руках сейчас эта деревня?

— В наших, — твердо отвечал Ельников.

Комментарии закрыты.