Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Он не только освещал

Он не только освещал

Он не только освещал в благоприятном для русской стороны духе позицию русского правительства на русско-османских переговорах, но и снабдил послов информацией о заседании дивана 30 января 1623 г., на котором решался вопрос о мире с Речью Посполитой. Позиция Канта-кузина несомненно отражала благоприятную по отношению к России позицию патриархата. О ней, однако, можно судить и непосредственно на основе бесед послов с Кириллом Лукарисом.

В этих разговорах патриарх оценивал положение православных греков в Османской империи совсем иначе, чем в своих грамотах, прямо сказав, что «живут оне в мусульманских руках во многих обидах и теснотах». Правда, убитого янычарами султана Османа Лукарис хвалил за справедливость, но о новом султане Мустафе, который по его оценке «прост во всем», и о его сановниках патриарх был самого низкого мнения и даже просил послов помешать его «великому недругу» — великому везиру — лишить его кафедры. Это первая просьба такого рода, исходящая от греческого православного иерарха и адресованная русским представителям.

Лукарис со своей стороны был готов лично содействовать решению стоявших перед послами задач. После приезда в Стамбул «великого посольства» Речи Посполитой во главе с К. Збаражским русские послы желали получить информацию о его переговорах с османами. Они обратились с просьбой о содействии к Лукарису, и по его поручению игумен Амфилохий, сыгравший затем не последнюю роль в развитии русских контактов с патриархией, разыскал на польском посольском дворе «белорус-ца» Андрея, за которого патриарх и игумен поручились, «что он вестей всяких проведовать учнет». И действительно, «белорусец» в дальнейшем регулярно доставлял послам информацию о ходе польско-османских переговоров. В итоге благодаря помощи Лукариса и людей из его окружения послы смогли доставить в Москву достаточно богатую и разнообразную информацию о внутреннем положении Османской империи и о состоянии польско-османских контактов. Все это способствовало установлению близких, доверительных отношений между патриархией и русским правительством.

Комментарии закрыты.