Н. Морозовым

М. Р. Попов (стр. 214) прав, когда говорит, что различие между будущими чернопередельцами и будущими народовольцами и в этом случае «сказывалось скорее… не в теоретических взглядах, а в практической программе деятельности». Рядовая масса революционной интеллигенции по-прежнему стойко держалась за свой народнический социализм, в нем искала морально-политической санкции в своей новой работе и упорно пыталась, хотя бы ценой явных логических противоречий, в рамки старых теорий втиснуть ломавшую эти рамки новую практику. […]

К Муравьеву

К Муравьеву, усмирителю Польши, получившему за свою жестокость прозвище «вешателя», с приветственным стихотворением. Этим стихотворением (которое стало для него до конца жизни предметом мучительного раскаяния), он думал спасти журнал. Ему это не удалось: приостановленный на 8 месяцев в 1862 году (после ареста Чернышевского), «Современник» был окончательно запрещен в 1866 г., после неудачи покушения Каракозова на жизнь царя. Одновременно был закрыт навсегда и другой радикальный журнал того времени «Русское слово», главной публицистической силой которого был молодой Дмитрий Писарев, заточенный в 1862 году в Петропавловскую крепость, где он и написал свои главные статьи, и утонувший в 1868 году, 28 лет от роду. […]

Польское восстание

Польское восстание 1830 года против деспотического режима Николая 1-го было встречено с симпатией широкими кругами русских оппозиционеров. Требование восстановления уничтоженной после подавления этого восстания независимости Польши нашло себе место и в листках «Великорусса», и в «Молодой России». На сторону Польши встала русская демократия, со включением «Колокола», и в восстании 1863 г. Но решительно против Польши, на сторону правительства встало теперь огромное большинство имущего общества. Великодержавный русский национализм, поборником которого выступило царское правительство, стал тем идеологическим знаменем, которое покрыло капитуляцию этого общества перед самодержавием. […]

Правительство

Правительство, со своей стороны, всячески поощряло ее. Концессия, субсидия, гарантия — стали самыми ходовыми словами среди дельцов, толпами стремившихся в столицу со всех концов страны в надежде пристроиться к какому-либо выгодному предприятию или получить место в бюрократическом аппарате, начавшем быстро разбухать. Все это создавало широкую материальную базу для того «праздника примирения» верхов общества с правительством, которым были ознаменованы первые годы реформы. Нужна была лишь «идеологическая» скрепа: ее дало польское восстание, начавшееся в январе 1863 года. […]

Церетели

Церетели порвет отношения с руководством как грузинской, так и российской социал-демократии, отойдет от активного участия в политической жизни эмиграции, посвятив все свое время учебе на юридическом факультете Парижского университета, блестяще закончит его и начнет работать юристом в одной частной конторе, оставаясь все время войны и первые послевоенные годы в Париже. […]

Ключ

Ключ к психологии этой последней надо искать в Аксельроде, Плеханове или в типичном представителе русской рабочей интеллигенции, и ты увидишь, как отношение к крестьянству эволюционировало под влиянием событий. А Дан, уверяю тебя, насколько в этом несамостоятельном политике можно установить личные тенденции, буржуазию не любит еще больше чем крестьянство, ибо ко всему прочему надо прибавить и те уколы, которые ему приходилось испытывать при общении с представителями буржуазии в период его политического увлечения коалицией. […]

Февральской революции

Февральской революции, зная, что его оценки русской революции не во всем совпадают с оценками руководства партии. Много позже Николаевский писал Церетели об эволюции взглядов Дана на коалиционную политику в 1917 г., приводя его замечание, будто тогда «тенденция союза с буржуазией противополагалась тенденции союза с крестьянством». Разгневанный Церетели ответил длинной филиппикой: «Это, может быть, было верно в то время, когда Плеханов писал свое открытое письмо Гольцеву или Ленин статью об «отказе от наследства». […]

Внешним показателем

Внешним показателем того, насколько различные фракции большевизма родственны внутренне друг другу, служит та легкость, с какой представители этих фракций переходят из одной в другую. Ведь в Сталине и его окружении мало что изменилось от перехода от нео-нэпа к левому курсу, и вряд ли кто удивится из знающих эту среду, если завтра сталинцы объединятся с Рыковым и Бухариным на правой платформе. А вот для перехода к демократии и тем, и другим потребовалась бы такая ломка психологии, примеры которой в истории развития коллективов не встречаются». […]

Справа от кургана

Справа от кургана Солнце (левый берег Усы) тягун в гору, около семисот метров. На дороге проступают гладкие, яйцеобразные камни, своего рода чешуйки богатырского шлема или панциря.

Этот кряж назвал Усова гора (гора Уса). […]

Древние армии

Древние арии боготворили небесные светила и Небо, Космос как Провидение.- Еще обожествляли реки, огонь и камень Алатырь. Они считали, что многие таинства сокрыты в воде, огне и камне. Огонь рождается в воде, в туче, хмаре, Самаре и прячется в камне, в том числе в священном Алатырь-камне на маре-кургане. Из камня высекали искру, живой огонь, освещавший путь волхвов и провидцев. […]

Страница 10 из 80«...6789101112131415...304050...»