Из письма министерства иностранных дел

Из письма министерства иностранных дел Англии латвийскому посланнику в Лондоне Биссенеку от 8 сентября 1919 г. видно, что британской военной миссии в Таллине были даны инструкции отправить в Ригу полное снаряжение, включая вооружение и обмундирование, на 10 тыс. солдат. […]

в Эстонии

Для того чтобы в Эстонии и на Петроградском фронте военные обязанности и ответственность, вытекающие из этой политики, приняла на себя английская военная миссия;

чтобы в Латвии и Литве эти же обязанности и ответственность приняла на себя американская военная миссия;

чтобы местным правительствам были предоставлены небольшие займы; […]

8 июля 1919 г.

8 июля 1919 г. Гоф издал распоряжение о реорганизации и отправке на советско-латвийский фронт немецких частей балтийского ландесвера. Командующим ландесвером был назначен член английской военно-политической миссии в Прибалтике подполковник Гарольд Александер. Вскоре ландесвер был направлен под командованием Александера для борьбы против Советской России. Представители стран Антанты в Прибалтике придавали отправке ландесвера на фронт очень большое значение, так как они не были уверены в боеспособности войск Ульманиса. Они сомневались прежде всего в их «благонадежности». […]

Для укрепления

Для укрепления своего положения латвийское буржуазное правительство по-прежнему принимало энергичные меры к тому, чтобы подавить революционное движение в стране любыми средствами. Даже газета латышских меньшевиков «Социалдемократс» была вынуждена признать: «Мы ежедневно получаем в редакции с разных сторон сведения о насилиях и безобразиях представителей власти, НО, к сожалению, вследствие цензурных условий не в состоянии освещать эти факты». […]

Восстановление правительства

Восстановление правительства Ульманиса распоряжением Гофа от 27 июня, увольнение его в отставку 30 июня и ооздание 14 июля нового правительства еще раз со всей наглядностью показывали, как бесцеремонно страны Антанты вмешивались во внутренние дела Латвии. Эти события с предельной ясностью разоблачают полную зависимость латвийского буржуазного правительства от иностранных империалистов, которые меняли латвийские правительства, как управляющих в своих колониях. […]

исключительно трудные условия

Несмотря на исключительно трудные условия, сложившиеся в то время в городе, лиепайские большевики продолжали энергичную деятельность. Их вдохновляло установление Советской власти в Латвии. Деятельность Советского правительства Латвии, его первые шаги по преобразованию жизни в стране на новых, социалистических основах поднимали боевой дух трудящихся масс Лиепаи. Лиепайские рабочие, возглавляемые коммунистами, энергично готовились к тому, чтобы свергнуть власть интервентов и местной буржуазии в последнем томившемся под игом оккупантов уголке латышской земли. […]

Между памятником грозному

Между памятником грозному политику, словно олицетворяющим сами устои буржуазной добропорядочности, и знаменитым увеселительным кварталом проходит невидимая грань, разделяющая два мира. По эту сторону живут благопристойно: ходят в церковь, носят галстуки и вечерние туалеты, прилежно платят налоги, гуляют с собаками и ложатся спать в половине десятого. По ту — перестают следить за приличиями: устраивают потасовки в пивных, толкутся во «дворах знакомств», смакуют новинки «порнорынка» и не стесняются в выражениях. Оба мира прекрасно сосуществуют. Более того, один просто невозможно представить себе без другого. Ведь в буржуазном обществе всегда было две морали: одна для благочестивых обывателей, другая для тех, кто считает, что за пределами его «крепости» дозволено все. […]

За спиной Бисмарка

За спиной Бисмарка был тогда огромный политический опыт. «Железный канцлер», который, по словам Ленина, «сделал по-своему, по-юнкерски, прогрессивное историческое дело» (объединение Германии), был по-своему честен: все попытки иностранных держав подкупить его оказались тщетными. Он в достаточной мере был реалистом: в течение многих лет Бисмарк осуществлял курс на поддержание дружественных отношений с великим восточным соседом и предостерегал от войны против России. […]

Заинтересованность германского империализма

Заинтересованность германского империализма на данном этапе в мирной эксплуатации ресурсов Болгарии отнюдь не означала отказа гитлеровской Германии от планов использования в дальнейшем ее территории в качестве плацдарма для военных операций на юго-востоке Европы. Все же в начале войны для Болгарии на первый план выступила опасность вовлечения ее в мировую бойню англо-французским блоком. […]

Соглашаясь на поставки

Следует сказать, что эта характеристика далеко не полностью отвечала фактическому положению вещей. Гитлеровская Германия действительно рассматривала монархо-фашистскую Болгарию как своего потенциального союзника и всячески подогревала устремления болгарской буржуазии к ревизии границ. Однако создание сильной и независимой Болгарии совершенно не входило в планы германского империализма. […]

Страница 24 из 80«...10...20212223242526272829...405060...»