В темном дворе

В темном дворе мы снова встретились, и меня провели в квартиру в подвальном этаже. Кроме Тофийле здесь жили ее десятилетний брат Освальд и отец — Якоб Синка, который сразу же принялся расспрашивать меня о подробностях восстания. […]

тут же подумал я

Нет, — тут же подумал я, — нужно найти другой выход!

Дойдя до следующего , переулка, я свернул туда и направился к железной дороге. Быстрой походкой делового человека, спешившего на службу, я зашагал вдоль железнодорожных путей обратно в город. Где-то в районе улицы Гранийди я заметил в заборе, отделявшем железную дорогу от улицы Копли, открытую калитку. Путь на улицу Сыя свободен! […]

Да, туда и пойду

«Да, туда и пойду, по крайней мере, отсижусь там до темноты», — твердо решил я и прибавил шагу. Но на улицу Сыя я не попал: в конце улицы Вольта полицейский патруль проверял документы и обыскивал прохожих. В то же время по улице Копли со стороны города в сопровождении офицерской цепи двигалась бронемашина. Время от времени броневик останавливался, офицеры проверяли документы и карманы у каждого встречного. […]

Стрелки часов

Стрелки часов перевалили за девять. Было уже совсем светло. Еще издали можно было разглядеть каждого идущего. Враг повсюду искал участников восстания, пытаясь схватить их всех до единого. Первейшей задачей оставшихся в живых стал немедленный уход в подполье. Проходя мимо пустого товарного вагона, я бросил туда свою винтовку. В данной ситуации она оказалась ненужной. В карманах лежали еще три ручные гранаты и парабеллум примерно с сотней патронов. Для самообороны этого было достаточно. […]

по противоположной стороне

Из парка по противоположной стороне площади появилась цепь солдат. Они то бежали, то падали на землю, опять вставали и снова бежали. Защитники вокзала вели по ним беспорядочный огонь.

— Черт побери! Это же тондиские кадеты, — удивленно проговорил Кусти. — Как они сюда попали?

В цепи атакующих на ноги вскочил офицер, и до нас долетел его голос:

— За мной — в атаку! […]

главный вход

Поскольку главный вход находился под обстрелом кадетов, оставалась только одна возможность уйти — окно. Мы влезли на подоконник и через мгновение находились во дворе. Под огнем кадетов мы зигзагами побежали по знакомому пути к проходу в проволочных заграждениях. Вокруг нас жужжали пули. […]

через пять минут

Но через пять минут разведчик снова прибыл на наблюдательный пункт, теперь уже с категорическим приказом. Я снова отказался стрелять. Еще несколько минут, и на наблюдательный пункт примчался на коне сам командир полка.

— Ты почему отказываешься выполнять мой приказ? […]

Эта наша

Эта наша. И эта наша. И эта тоже наша, — отвечал Ельников.

— Теперь ты видишь, что линия, проведенная через все эти деревни, почти прямая, не похожа на кольцо. Отсюда можем сделать твердое заключение, что ни в каком окружении мы сейчас не находимся.

— По карте оно выходит так, — подумав, сказал Ельников. […]

Однажды со своего наблюдательного пункта

И немного оправившись, он снова носился на боевом коне, всегда вовремя успевая туда, где был нужен в этот момент. Именно из-за полученных ран ему трудно было в пешем строю руководить боевыми действиями батальона. […]

Снизу было хорошо видно

Снизу было хорошо видно, как пилоты в очках наблюдали за результатами своего бомбометания. Одна из лошадей батареи уже лежала с развороченным животом. Осколок бомбы попал и мне в правую руку. С еще большей яростью стреляли снизу винтовки и пулеметы, но несмотря на это аэропланы продолжали кружиться над нами и сбрасывать бомбы. Казалось, с земли враг вообще недосягаем.
[…]

Страница 31 из 80«...1020...27282930313233343536...506070...»