Разное, в зависимости

Разное, в зависимости от той или иной заинтересованности в данном вопросе той или иной из этих стран. Этот прием оказался слишком прозрачным для таких опытных дипломатов, какими были союзные послы, и имел самое отрицательное значение для Терещенко, так как по окончании переговоров союзные послы встречались и друг другу передавали то, что им конфиденциально говорил Терещенко. Общесоюзническая солидарность была гораздо теснее, чем думал Терещенко, и чтобы не создавать себе репутацию двуличного и неискреннего дипломата, Терещенко пришлось отказаться от своего нововведения и снова вернуться к ежедневным общим приемам одновременно всех союзных послов. За исключением этих faux pas нового министра, после происшедшей затем смены североамериканского и французского послов отношения у союзников с Терещенко наладились, они увидели, что тот совсем не так хитер, как хотел вначале казаться. […]

Всем, кому приходилось сталкиваться

Всем, кому приходилось сталкиваться с Терещенко, было легко с ним служить. Он быстро схватывал суть дела. Личной творческой инициативы у него не было, но была незаурядная гибкость, позволявшая ему свободно переходить из Совдепов в дипломатические канцелярии. В ведомстве его считали «способным ученикам», но не пророчили никакой особо блестящей карьеры. […]

Эта чисто лексикологическая революция

Эта чисто лексикологическая революция, на которую не пошел слишком малоприспособленный к дипломатическим тонкостям Милюков, с мальчишеской легкостью и в конце концов без вреда для России была произведена Терещенко. Борис Алексеевич Татищев, бессменный начальник канцелярии министра при Штюрмере, Покровском, Милюкове и Терещенко, которому была поручена первая редакция роковой для Милюкова ноты, так же как и вторая ее редакция, одобренная Терещенко и новым составом Временного правительства, сам говорил мне в то время, что он лично не понимал ясно, что писал, так как и в его голове указанная лексикологическая революция не укладывалась. Но он сделал, как образцовый чиновник, то, что требовало от него начальство, которое и несло ответственность за логическое противоречие написанного. […]

По этому поводу Лизогуб

По этому поводу Лизогуб обратился ко мне с вопросом, как относится наше ведомство в принципе к ходатайствам прежних австрийских славян, считает ли оно нужным поощрять такого рода ходатайства и устанавливать для просителей льготный порядок или же оно предпочитает, как это было прежде, предоставить решение в каждом отдельном случае самому министерству внутренних дел. […]

Вопрос об этой категории лиц

Вопрос об этой категории лиц был поставлен только актом 2 января 1915 г.— лишнее доказательство нашей неподготовленности к войне в столь важном деле. […]

В декабре 1969 года

В декабре 1969 года, согласно решению Политбюро, министр обороны маршал А. А. Гречко отдал приказ о проведении операции «Кавказ», суть которой состояла в создании на территории Египта системы ПВО на основе регулярных советских частей. Разработкой плана проведения этой операции занималось Оперативное управление Главного штаба войск ПВО страны.

Уже в конце декабря 1969 — январе 1970 года была произведена рекогносцировка мест, где должны были располагаться советские военные подразделения. С конца февраля началась доставка самолетами военных специалистов в Египет, а затем из порта Николаев — «совершенно секретная» массовая отправка наших военных и техники на гражданских кораблях в Александрию. Всего в операции участвовали 16 судов Министерства морского флота СССР. Каждый транспорт мог взять на борт два зенитных ракетных дивизиона С-125 вместе с техникой и личным составом, а также различную технику и вооружение для других подразделений.

В строжайшем секрете маршрут держался и от судовых команд — даже капитаны, выходя из порта, не знали, куда они следуют. О курсе и пункте следования узнавали из секретных пакетов, которые вскрывали после прохождения контрольных точек.

египетский президент

Дошло до того, что египетский президент, убеждая советское руководство «оказать прямую военную помощь стране, не являющейся участником Варшавского Договора», неоднократно подчеркивал, что если это смущает русских, то Египет готов вступить в Варшавский Договор «хоть завтра». Объем просьбы намного превосходил все прежние обязательства Москвы, поэтому решение о ее удовлетворении было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС вместе с командованием Вооруженных сил. Незначительные дискуссии в Политбюро вызвали лишь технические детали предстоящей акции. […]

Это должно было вызвать

Это должно было вызвать в стране хаос, панику и чувство бессилия перед израильской армией и в итоге политический кризис, который ударил бы по президенту Насеру и усилил влияние политической оппозиции на военный и внешнеполитический курс страны. […]

В марте 1969 года

В марте 1969 года египтяне фактически начали так называемую войну на истощение. Ее тактика предусматривала регулярный обстрел израильских позиций на восточном берегу Суэцкого канала, удары авиации по наземным целям, воздушные бои с противником и диверсионные вылазки коммандос. А уже в апреле Египет официально заявил, что не считает себя более связанным обязательством о прекращении огня. Начались интенсивные обстрелы израильских позиций на другом берегу Суэцкого канала. Израиль, естественно, тут же отреагировал и стал отвечать подавлением артиллерийских батарей с воздуха — начались налеты штурмовиков и бомбардировщиков. В конце июля 1969 года они сумели подавить дивизионы ПВО, прикрывавшие египетских артиллеристов, — всего за пять дней шесть зенитных ракетных дивизионов СА-75М из семи, расположенных в районе городов Порт-Саид, Исмаилия и Суэц, были поражены израильской авиацией. […]

Помощь Советского Союза

Помощь Советского Союза Египту имела одну особенность. Нигде СССР и его граждан столько не унижали за нее, как в «стране пирамид». А ведь помощь эту президент Египта Насер буквально выклянчивал у советского руководства…

Между тем появление советских военных специалистов в Египте в 1969 году и фактически их участие в войне с Израилем было совершенно закономерно. С приходом в середине 1950-х годов к власти Гамаль Абдель Насер целенаправленно взял курс на сотрудничество с Советским Союзом. Правда, это было не столько сотрудничество, сколько экономическая и техническая помощь СССР египтянам, в основном безвозмездная, — от сооружения Асуанской плотины до крупных поставок вооружений. Особенный масштаб советские военные поставки приобрели после знаменитой «шестидневной войны» 1967 года, когда Израиль нанес сокрушительный удар по вооруженным силам Египта, Сирии и Иордании. Итогом наступления израильской армии стал захват Синайского полуострова, сектора Газа, Голанских высот и Западного берега реки Иордан. Арабская коалиция была в отчаянном положении. И опять на помощь пришел Советский Союз.

Страница 50 из 80«...102030...46474849505152535455...7080...»