Вы находитесь здесь: Главная > Без рубрики > Победа сепаратизма

Победа сепаратизма

Победа сепаратизма в Баварии и на Рейне привела бы, с одной стороны, к полному распаду германского единства и появлению широкой буферной полосы между Францией и остатками Германии, а, с другой стороны, к установлению мощной европейской системы французского влияния, в которую вошли бы Бельгия, Люксембург, вся рейнская полоса, Бавария, Австрия, Польша, Чехословакия, Румыния, Югославия, возможно Италия, а это означало бы восстановление системы Наполеона на неизмеримо более широкой базе империалистической политики.

Именно в эту сторону были направлены тенденции французского милитаризма,—тенденции, которые снова стали оформляться в определенную политическую линию, благодаря напору тяжелой индустрии, потянувшей за собой широкие слои мелкой буржуазии, и благодаря тому, что для этого создалась благоприятная международно-политическая обстановка. На Парижской мирной конференции Францию, лишенную возможности реализовать всю программу, пытались компенсировать англо-американской гарантией, однако, как известно, из этого ничего не вышло, т. к. Соединенные Штаты, а за ними и Англия не ратифицировали соответствующий договор.

Английский проект гарантийного договора, предложенный Францией в Каннах (11 января 1922) и сводившийся, в основном, к тому, что «в случае прямого и невызванного нападения Германии на территорию Франции, Великобритания немедленно выступит на стороне Франции, со своими морскими, военными и воздушными силами», — интересен в том отношении, что он явился следующим этапом развернувшейся англо-французской борьбы. Каннский проект имел в виду одностороннюю английскую гарантию сроком на 10 лет, а приложенная к проекту нота, в качестве условий заключения гарантийного договора, выставляла требование прекращения морского соперничества обеих стран и согласования их морских программ, согласия Франции предоставить свое содействие английской политике восстановления экономической и финансовой жизни Европы, установления соглашения в делах Восточной политики, и, наконец, согласия подписать на Генуэзской конференции.

Комментарии закрыты.