Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Президент СССР

Президент СССР

Президент СССР, стоявший рядом с председателем КГБ В. Крючковым, прочел проект и заявил, что не видит в нем ничего страшного. Якобы Союзу это не угрожает. На прощание Горбачев добавил: «Причин реагировать на это союзным властям я не вижу». Бобков был поражен. Президент не мог не понимать, что значит верховенство законов России над союзными. А Председатель КГБ СССР?

Напомним, что за три недели до этого, 23 мая 1990 г., Горбачев, выступая перед российскими депутатами, обвинил Ельцина в стремлении «отъединить Россию от социализма», в стремлении развалить Советский Союз, в «презрении к принципам, установленным Лениным». Он заявил: «Если, товарищи, подвергнуть очень серьезному анализу то, что он [Ельцин] говорил, то получается, что нас призывают под знаменем восстановления суверенитета России к развалу Союза». Но 12 июня 1990 г. Президент СССР предпочел об этом «забыть». Случайно ли?

К этому времени достаточно наглядно, к чему приводит провозглашение государственного суверенитета союзной республики, показал опыт Литвы. 26 мая 1989 г. Верховный Совет Лит. ССР принял Декларацию о государственном суверенитете. Согласно этому документу на территории Лит. ССР имели силу лишь законы республики. В документе особо подчеркивалось, что в будущем отношения Литвы с другими государствами будут определяться только на основе межгосударственных соглашений.

Логическим продолжением этой Декларации явилось провозглашение независимости Литвы и выхода ее из состава СССР. С тех пор Литва стала постоянной головной болью Центра. Тем не менее, Горбачев сделал вид, что провозглашение суверенитета России, важнейшего субъекта Союза ССР, не представляет угрозы. Как уже говорилось, аналогичная реакция последовала и со стороны Владимира Александровича Крючкова.

Далее процесс суверенизации России пошел по восходящей. В августе 1990 г., Ельцин, будучи в Уфе (Башкирия), предложил национальным республикам, входящим в состав.

Комментарии закрыты.