Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Снизу было хорошо видно

Снизу было хорошо видно

Снизу было хорошо видно, как пилоты в очках наблюдали за результатами своего бомбометания. Одна из лошадей батареи уже лежала с развороченным животом. Осколок бомбы попал и мне в правую руку. С еще большей яростью стреляли снизу винтовки и пулеметы, но несмотря на это аэропланы продолжали кружиться над нами и сбрасывать бомбы. Казалось, с земли враг вообще недосягаем.

Но выход из положения все-таки нашли. Кто-то из бойцов предложил сделать из полевого орудия зенитное.

На просторах черноземной степи, где почти нет камня и леса, крестьяне огораживают свои огороды насыпью толщиной примерно в полметра и высотой в метр. Полевое орудие быстро подкатили к насыпи так, что ствол поднялся почти вертикально вверх. Чтобы во время стрельбы орудие не перевернулось, его держали со всех сторон крепкие руки батарейцев.

В тот момент, когда вражеские аэропланы делали очередной заход на бомбометание, рядом с ними разорвалась шрапнель. Это оказало невероятный эффект. Самонадеянные белые летчики моментально развернулись и скрылись за горизонтом, подгоняемые очередной порцией шрапнели.

Долго батарейцы ждали у самодельной «зенитки» вражеских аэропланов, но они больше не появились. Смекалка бойцов помогла и на этот раз.

Массовый героизм и самоотверженность рядовых бойцов и командиров Красной Армии обеспечили победу рабочих и крестьян в гражданской войне и при разгроме интервентов. Это немаловажное обстоятельство общеизвестно. Но среди множества отважных бойцов были все же самые отважные, чье бесстрашие не знало границ.

Одним из таких считался командир батальона Ельников. Бывший слесарь одного из уральских заводов, не имевший никакой военной специальности, дослужился до командира батальона исключительно благодаря своим личным качествам.

Много раз я поддерживал огнем своей батареи батальон Ельникова и неоднократно являлся свидетелем его подвигов. Ельникова можно было узнать издали по черной бурке. В своем казачьем наряде он быстро перелетал на коне под градом пуль с одного фланга батальона на другой. Он ободрял бойцов, показывал пример личного героизма. На его теле оставалось не так уж много мест, куда еще не попадали вражеские пули. Ранение на фронте он считал делом нормальным, даже неизбежным, от которого не уйти никому, кто непосредственно принимает участие в боях. Свою очередную рану Ельников предпочитал.

Комментарии закрыты.