Вы находитесь здесь: Главная > Россия > своеобразной калькой

своеобразной калькой

Все это было своеобразной калькой тогдашних российских порядков — «азиатства», как выражался Н. Г. Чернышевский, деспотизма, домостроевщины, отрицания человеческого достоинства, прав и ценности личности.

Столь же объяснима нарочитая бюрократизация революционного дела, а также система контроля и доносительства, которыми так увлекался Нечаев, — рескрипты «Комитета», печати, документы, ревизии, расписки и т. д. Герой романа Достоевского «Бесы» Петр Верховенский, прототипом которого был Нечаев, говорит: «Первое, что ужасно действует, — это мундир. Нет ничего сильнее мундира. Я нарочно выдумываю чины и должности: у меня секретари, тайные соглядатаи, казначеи, председатели, регистраторы… очень нравится и отлично принялось». А ткачевское революционное государство, которое было призвано насильственно вводить «наисправедливейшее общество», — разве не похоже оно на самодержавное российское государство?

Нет, не в результате утраты религии или национального чувства, отхода от «народа-богоносца», как полагал Достоевский, рождалась «бесовщина» нечаевского типа — ни религия, ни национальные традиции никогда не мешали на Руси властям предержащим или помещикам эксплуатировать массы и помыкать ими. Корни «бесовщины» были гораздо более естественными, земными, близкими и простыми: неосознанное следование традициям самодержавно-феодального угнетения, неспособность психологически преодолеть их в процессе борьбы. .. с этим же угнетением.

Это обстоятельство отмечали уже современники-революционеры— противники Нечаева. Например, П. Л. Лавров в журнале «Вперед» характеризовал «нечаевщину» как «отрыжку старого общества». «Сила организованной партии революционеров, — писал Лавров,— есть единственное надежное оружие для разрушения политического препятствия». Но подлинно революционная партия не должна опускаться до уровня своего противника, она является представительницей более высоких начал. Поэтому «она не должна позволять ни одного «лишнего» пятна на знамени социальной революции».

Комментарии закрыты.