Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Т. Укуров

Т. Укуров

Но подобные призывы не производили теперь никакого впечатления. Вокруг Грозного уже шла война, причем не только между казаками и чеченцами: врагам революции удалось втянуть трудовую Чечню в братоубийственную войну с грозненскими рабочими.

Вслед за провозглашением Союза объединенных горцев «автономным штатом Российской демократической Федеративной Республики», в Чечне и Ингушетии также появились национальные советы, претендовавшие на всю полноту власти. Пять генералов и полковников (Т. Укуров, Нальгиев, С. Тангиев и др.), возглавивших национальный совет, пытались управлять ингушским народом — взбудораженным, возмущенным и вооруженным как никогда для борьбы за возврат своих земель. Но в маленькой Ингушетии не было остро соперничавших шейхов, а политическая оппозиция была немногочисленной и пока еще слабо связанной с массами. В Чечне же, по выражению Асланбека Шерипова, было «столько партий — сколько шейхов», да время от времени на гребень волны народного гнева всплывали авантюристы и фанатики, вроде Узуна-Хаджи.

Здесь уже открыто, нагло действовали турецкие эмиссары. А в национальном совете были и заведомые предатели, будущие прислужники Деникина, такие, как Чуликов, и до конца преданные своему народу, будущие коммунисты, как Асланбек Шерипов. Разрыв между ними должен был вот-вот произойти.

Таштемир Эльдарханов, Асланбек Шерипов, Гапур Ахриев и многие другие уже отчетливо видели, что политика помещичьих бур-жуазно-националистических верхов горских народов, их союз с контрреволюционными верхами казачества, завели Чечню и Ингушетию в страшный тупик. Что дала эта политика за девять месяцев революции трудовому чеченцу и ингушу? Главный основной вопрос о земле не сдвинулся с места.

Жизнь становилась все более неустроенной, трудной. Положение с продовольствием резко ухудшилось, хотя на Тереке были излишки зерна. В горной Чечне и Ингушетии народ голодал. Значительная часть молодежи, подстрекаемая турецкими агентами и всякими авантюристами, поощряемая полной безнаказанностью, втягивалась в грабежи и разбои. Вокруг чеченского и ингушского народов вырастала глухая стена недоверия и враждебности, связи со всей областью оборвались.

Комментарии закрыты.