Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Тан

Тан

Тан в лице ее тогдашнего представителя на троне Ли Хэна (Су-цзуна), помимо всего прочего, и как носителя хроногенного процесса. Позиция, выраженная в форме, которая как нельзя откровеннее и четче запечатлела одну из имманентных особенностей средневекового мышления и заключалась в том, что могущество и репутация правителя доказываются на поле брани. Содержание принятого Юань Чао девиза явно противопоставлялось смысловому значению няньхао Ли Хэна —Державный отклик (Бао-ин), притом со столь же очевидным, сколь и решительным стремлением победить, одолеть, и никак не менее, чем в масштабе всего государства. Так намерение соблюсти стародавнюю официальную традицию, рожденную из потребности сакрализации персоны и власти Сына Неба, отнюдь не впервые и далеко не в последний раз в Китае средних веков, в истории повстанческой борьбы народных масс этой страны оборачивалось против тех, чьим интересам изначально данная традиция призвана была служить. Налицо проявление того, как еще задолго до крестьянской войны борьба рождала в повстанческой среде лозунги, требования, девизы и формулы, выражавшие умонастроения и устремления ее вожаков и, со своей стороны, по принципу обратной связи «работавшие» на борьбу.

Та же решимость противопоставить себя власти Танов, притом опять-таки в общегосударственном масштабе, выражена и в мероприятиях Юань Чао по созданию органов повстанческой администрации. Каких-либо подробностей на сей счет источники не приводят, но о наличии под началом Юань Чао нескольких десятков должностных лиц («псевдоминистров и сановников») упоминают и, что крайне важно, при этом оговаривают их крестьянское происхождение [1, цз. 3, с. 74; 33, с. 95].

Подобно тому, что не раз случалось и ранее, и позднее в истории повстанческой борьбы рядового люда Срединного государства, Юань Чао и его окружение, имитируя различные традиционные для китайской монархии атрибуты, как бы заступали место последней, ощущая себя тем самым обретшими законное право на борьбу и легализуя свои цели. Вместе с тем такого рода акты социального подражания запечатлели поиск повстанческим руководством способов как-то регулировать движение, коль скоро оно перерастало узколокальные рамки и принимало внушительный размах.

Комментарии закрыты.