Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Третьим моим соседом

Третьим моим соседом

Третьим моим соседом был… А. И. Гучков. Он занимал нижнюю койку, а я верхнюю. Естественно, он вспомнил наши встречи в Париже и тот обед с Милюковым, Федоровым, бывшим министром Временного правительства Степановым и прочими высокопоставленными лицами в нашем «Отеле святых отцов», когда он так ловко и осторожно прокладывал путь германофильской ориентации. Теперь, на пароходе, переполненном высшими чинами врангелевской армии и французской военной миссии, было бы неразумно ждать от такого опытного политика, как Гучков, какой-то откровенности, хотя бы такой, какую позволял он себе тогда в Париже.

Тем не менее, воспользовавшись временным отсутствием братьев Голицыных, которых я знал мало, я спросил Гучкова, что он думает о Врангеле и его теперешних планах. Он ответил мне довольно определенно, что если бы не придавал Врангелю никакого значения, то не поехал бы в Севастополь. Правда, он едет по вызову главнокомандующего, но ведь всегда можно отказаться. Он, Гучков, считает, однако, что как утопающий хватается за соломинку, так белые должны цепляться за каждый клочок русской земли и только тот, кто находится на этой русской земле, может что-нибудь сделать для России. Признание Врангеля Францией надо понимать только в том смысле, что она ценит в нем вождя антибольшевистского движения, стоящего на русской почве. Но не только для Франции, а и для всего мира Врангель при всех своих маленьких возможностях все же более реальная сила, чем все собранные в Париже русские политики вместе взятые. Что же касается надежд на будущее, то это вопрос в такой же мере военного счастья, как и международной политики Врангеля.

При последних словах я насторожился и спросил, не понимает ли Гучков под этим вопрос о Польше. Он ответил, что поляки — лишь марионетки в руках французов и поскольку Франция сейчас самая крупная сухопутная военная держава, то она в собственных интересах не допустит разгрома поляков, чего нельзя сказать о Врангеле, в котором французы совсем не так заинтересованы, как думают врангелевские генералы. «Я намерен рассеять известные иллюзии насчет Франции и союзников. Не знаю, удастся ли мне это, так как по всему.

Комментарии закрыты.