Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Удар по десятитысячной

Удар по десятитысячной

Удар по десятитысячной армии Зарубина, осаждавшей Уфу, должен был нанести подполковник Михельсон. А на Оренбург двинул свои войска князь Голицын.

Пугачев вернулся в Берду. По слободе и по лагерю мятежников разнесся слух: государь женился. Здесь, как и в Яицком городке, к этой вести отнеслись по-разному. Выросло число сомневающихся в подлинности «Петра Федоровича». К этому добавилась ревность старых соратников к новым, приобретенным «государем» во время поездки.

Из показаний Максима Горшкова на следствии:
С
«..Я и мыслил тогда о нем иначе, нежели прежде, потому что прямому царю на простой казачьей девке жениться казалось мне неприлично…

На Масленице ж пришел ко мне в квартиру самозваной толпы сотник, яицкий казак Тимофей Мясников и, будучи несколько пьян, зазвал меня к себе, где потчевал пивом, и как тут с ним понапились, а он уже и гораздо сделался пьян, тогда зашла у нас, не упомню к чему, речь об атамане Овчинникове. Мясников зачал его бранить, сказывая: «Смотри-де, пожалуй, — прежде сего Овчинникова и черт не знал, а ныне в какую большую милость вошел к государю и сделался над нами командиром, так что и слова уже не даст нам выговорить, и ни за что нас не почитает. А ведь мы государя-то нашли, и мы его возвели, а в те поры эдаких Овчинниковых и в глазах не было; а ныне-де он, то есть самозванец, изволит жаловать больше его и других, подобных ему, не знаемо за что, а нас оставляет…»

В стане мятежников пили не только по праздникам и по случаю побед. Пили постоянно и много. Часть приведенного документа о выпивке не вызывает вопросов. Здесь важно понять, почему Пугачев охладел к старым соратникам, с которыми всего полгода назад пустился на столь опасную авантюру? Все они, в том числе Мясников, с самого начала знали, с кем имеют дело, поэтому на многое претендовали. Ни с одним казаком из Яицкого городка он не был так откровенен, никому не раскрыл свое подлинное лицо. Его поддержали те, кто поверил в легенду о чудесном спасении Петра Федоровича, даже депутат Уложенной комиссии старшина Перфильев, который и после женитьбы «государя» на «простой девке» не усомнился в нем. Больше того, и капитана Крылова убеждал в необходимости покориться ему — может, простит и генералом.

Комментарии закрыты.