Вы находитесь здесь: Главная > Россия > в 70-х

в 70-х

Итак, в 70-х годах налицо два крупных центра кризиса: Северо-Запад и Центр Замосковного края. Достаточно сильно были разорены и некоторые уезды, примыкавшие к южной границе Замосковного края. И если разорение Псковско-Новгородского края имело достаточно длительный «подготовительный» период (неурожаи, эпидемии 50—60-х годов), то запустение Московского у. достигло критического состояния за достаточно короткий отрезок времени. Темпы сокращения пахотных земель опережали (порой намного) количество запустевших селений, дворов. Как показал Дегтярев, убыль населения сопровождалась исчезновением большинства мелких селении.

Почему же после окончания эпидемии запустение не только не пошло на убыль, но продолжало увеличиваться? Эпидемия изменила половозрастной состав населения, породила большое количество неполных и бездетных семей, нарушила родственно-соседские связи в деревне и тем самым привела к деформации общины. Неполная семья, лишенная частично или полностью взрослых мужских рук и помощи соседей, была не в состоянии распахать надел в прежнем объеме. Наиболее молодые и сильные, не обремененные детьми, уходят в другие края, за пределы уезда. Нарушение (в результате главным образом эпидемии) нормального воспроизводства населения привело к тому, что нарастание экономического кризиса на какой-то период стало необратимым. На демографические факторы наложились (а в значительной степени и предшествовали им) неблагоприятные социально-политические обстоятельства.
.
Военные неудачи в Ливонской войне, резкое сокращение работоспособного населения и сельскохозяйственной продукции вынуждали правительство непрерывно увеличивать податной гнет. Кроме того, в 60-х годах писцы клали в соху не только живущую, но и пустую пашню вместе. Понятно, сколь разрушительную силу приобрела подобная практика в условиях начинающегося запустения. Чем выше был удельный вес перелога в сохе (т. е. именно в тех селениях, где уже наметилась неблагоприятная тенденция сокращения посевных площадей), тем более жесткий гнет налогов обрушивался на оставшееся население, усиливал его разорение, подрывал его способность к воспроизводству. И хотя правительство не позже 1573 г. меняет принципы сошного письма, отделяя пустые сохи от живущих, описания всегда отставали от быстро развивающегося процесса запустения. Челобитные тех лет пестрят жалобами на то, что «крестьяном чинятся убытки и продажи великие», «государевы подати дремлют за живущего за пусто».

Комментарии закрыты.