Вы находитесь здесь: Главная > Без рубрики > В кают-компании мрачно

В кают-компании мрачно

В кают-компании мрачно пил коньяк генерал Глазенап, неудавшийся претендент на какой-то высокий пост при Юдениче, который понапрасну проехался в Крым, где, зная об эвакуации, высшие чины врангелевской армии не приняли его на службу. Позже JI. В. Урусов почему-то представлял Глазенапа Бриану в Париже в качестве «будущего русского Наполеона»!

Там же на пароходе я познакомился с одним англичанином, который приехал в Крым по поручению Ллойд Джорджа, чтобы рассказать ему обо всем, что делается при Врангеле. Судя по тому, что этот англичанин знал всех высших чинов великобританского Foreign Office, начиная от заведовавшего тогда русским отделом Грегори, надо полагать, что это был негласный агент великобританского правительства. Он прекрасно говорил по-русски, без малейшего акцента, ибо родился и воспитывался в России. Я спросил его, что он думает о Врангеле и Крыме. Он весьма лаконично ответил: «Скоро конец».

Это было единственное пессимистическое утверждение, слышанное мною на пароходе. Поскольку мы уже подъезжали к Константинополю, англичанин мог без всякого опасения говорить правду, которую, наверное, знал из первоисточника. Таким образом, доверенное лицо Ллойд Джорджа знало положение вещей лучше, чем управляющий дипломатическим ведомством и сам глава правительства Кривошеин. Думаю, что последний дорого бы дал, чтобы 20 минут побеседовать с этим англичанином, вместо того чтобы тратить время на болтовню с таким нестоящим человеком, как наш спутник Иванов, неведомо как попавший в свое время в Государственный совет от торгово-промышленных кругов.

Было уже темно, когда 9 ноября н. ст. мы въехали в Золотой Рог в Константинополе. К пристани почему-то нельзя было подойти, а на лодках было небезопасно, так как были большие волны. Узнав, что я дипломатический курьер русского посольства, какие-то армяне с парохода, которых встретил катер армянской дипломатической миссии, весьма любезно предложили мне поехать в нем, и я, распростившись со Шнитни-ковым и Ивановым, отправился с армянами, отплачивавшими теперь русскому дипломатическому чиновнику покровительством за долголетнее протежирование.

Комментарии закрыты.