Вы находитесь здесь: Главная > Россия > В темном дворе

В темном дворе

В темном дворе мы снова встретились, и меня провели в квартиру в подвальном этаже. Кроме Тофийле здесь жили ее десятилетний брат Освальд и отец — Якоб Синка, который сразу же принялся расспрашивать меня о подробностях восстания.

— Да, — печально произнес он. — Утром, когда в городе началась стрельба, я уж думал, что теперь, наконец, мы станем хозяевами своей жизни. Когда бой шел на Балтийском вокзале, мы прекратили работу. У всех руки так и чесались, ноги просились на улицу. Один фабричный прибежал к нам с известием, что скоро будут оружие раздавать- Ждали, ждали — и ничего. А с голыми руками против винтовки не пойдешь… Наверно, теперь наша жизнь станет еще труднее. Но мы, трудящиеся, отчасти сами виноваты в своих бедах, так как не было у нас единства в борьбе. Один сражается, а другой только затылок чешет и надеется неизвестно на какое чудо. Часто не узнаем своих действительных друзей и позволяем врагу провести себя за нос. За примерами не надо ходить далеко. Здесь, рядом с нами, в подвале, живет один старый ночной сторож со своей женой, продавщицей газет, и дочерью. Они — люди труда, но в то же время против коммунистов. Сторож думает, что с приходом власти трудящихся ему больше нечего будет охранять и он останется без работы. Жена боится, что останется без хлеба, когда закроют буржуазные газеты. Таких людей немало, и среди них предстоит вести большую разъяснительную работу. Только тогда мы сможем одержать уверенную победу.

Мы легли спать. В задней комнате улеглись папаша Якоб, Освальд и я, в передней комнате на раскладушке — Тофийле. Я быстро заснул. Уснули Освальд и Тофийле. Не спалось только хозяину.

Вдруг до его ушей донесся тяжелый топот ног. Он внимательно прислушался. По крайней мере с десяток человек вошли в находившуюся во дворе прачечную. Загремели корыта и треноги. Кто-то грубо выругался.

— Куда же он, черт побери, делся? — спросил чей-то хриплый голос. — Ведь люди-то видели, как он вечером пришел сюда-

— А может быть он в подвале?

С шумом спустились в подвал. Якоб затаил дыхание. Обыскивали дровяные сараи.

— Никого. Куда же он делся? Черт бы тебя побрал, может ты набрехал нам?

— Честное слово, — пропищал испуганный голос, — это был Михкель Пент! Своими глазами видел, как он прошмыгнул в дом.

Послышались удары в дверь соседней квартиры.

— Открывай немедленно!

— Был сегодня здесь Михкель Пент?

Комментарии закрыты.