Вы находитесь здесь: Главная > Без рубрики > Вечером пришла первая телеграмма

Вечером пришла первая телеграмма

Вечером пришла первая телеграмма от Струве. Она была адресована на имя Нератова и имела помету «Срочно, секретно, в собственные руки». Содержание ее было таково: Струве, узнав о начавшейся эвакуации, сообщал Нератову, что абсолютная неподготовленность как русского посольства, так и французского правительства к этой катастрофической новости заставила последнее высказать предположение об измене. Так телеграфировал министр иностранных дел врангелевского правительства, находившийся, как этого и надо было ожидать от дипломата-дилетанта в момент краха в Париже. Так думало французское правительство о Врангеле, которого оно совсем недавно признало в торжественной и официальной форме как преемника России — царской и Временного правительства…

Надо пояснить, что основанием для этого совершенно чудовищного предположения об измене со стороны Врангеля и эвакуации по тайному соглашению с Советами послужила радиограмма злосчастного графа де Мартеля, который, как я отметил выше, за несколько часов до решения об эвакуации дал самую оптимистическую характеристику военного положения Врангеля. Французы были сбиты с толку этой радиограммой и последующим внезапным известием об эвакуации. Не сомневаюсь, что и наши парижские дипломаты — Гире, Маклаков и сам Струве — говорили французам заведомые небылицы о врангелевской армии, ее ожидаемых успехах и близком падении большевиков в России.

Эти панегирики были созвучны оптимизму Мартеля. Отсюда вывод: эвакуация — значит, измена! Можно себе представить, с каким трепетом Нератов сообщил об этой телеграмме Врангелю после его приезда! Струве требовал немедленного и пространного объяснения решения об эвакуации, а что мог сказать Нератов, которого Врангель обманул так же, как и все гражданское правительство? Все, что ему оставалось делать,— это ждать приезда Врангеля.

Комментарии закрыты.