Вы находитесь здесь: Главная > Россия > Юрта

Юрта

Юрта оказалась пустой. На столе стоял большой котел еще горячего супа, а в камельке весело трещали недавно зажженные дрова.

Белые, оставив свой ужин и не приняв, бежали. По коновязям удалось установить, что здесь их было двадцать человек, все на лошадях.

Местность, которой мы достигли, называлась Дараиа. Отряд проехал уже сто восемьдесят верст, и до устья реки Мили оставалось верст двадцать. Но неожиданная встреча заставила задуматься.

Поразмыслив, мы решили, что наткнулись на артемьевцев, которые, узнав о цели нашей поездки, согласятся нас пропустить или в крайнем случае возьмут на себя доставку писем Пепеляеву. Чтобы встретиться с артемьевцами, якуты Ефремов, Дьячковский и Непомнящий на следующее утро отправились к устью реки Мили.

Мы стали ждать их возвращения. Оленей пришлось отпустить на кормежку. Этим отряд лишал себя возможности в случае необходимости быстро отойти, но другого выхода не было — голодные олени все равно везти не могли.

Пока было свободное время, решили ознакомиться с содержанием найденного по дороге пакета. Там было несколько воззваний к населению и обращений к Красной Армии.

Контрреволюция, когда за нею сила, агитировать не любит. Она убеждает штыком и нагайкой, пулей и виселицей. Но, будучи слабой, опираясь на глиняные ходули, она развязывает язык и начинает обманывать трудящихся. В такие моменты контрреволюция напяливает на себя овечью шкуру, сыплет ласковыми елейными словами и проливает крокодиловы слезы.

Колчак тоже, когда его разбитые и деморализованные остатки войск катились от Урала в глубь Сибири, пытался заигрывать с населением. Но после изуверств, совершенных карательными отрядами, его агитация успеха не имела.

Пепеляев, учитывая печальный опыт Колчака, решил подойти с другого конца. Он начал с писем к Красной Армии и с воззваний к населению. В одном из его обращений говорилось:

«Офицеры и солдаты Красной Армии!

Комментарии закрыты.